Смысл жизни - Трубецкой Евгений - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Annotation

"Смысл жизни" - главная книга Евгения Трубецкого, одна из центральных в русской философии. "Смысл жизни" вобрал все лучшее в мысли Трубецкого: искание истины, рациональный путь к Богу, отточенность и четкость формулировок, ясность построений, живое, горячее, художественное письмо.

Смысл жизни

Введение.

I. Вопрос о смысле вообще, и вопрос о смысле жизни

II. Общезначимый и сверхвременный смысл как искомое всякого сознания

III. Истина как акт безусловного сознания

IV. Истина как всеединая мысль и всеединое сознание

ГЛАВА I. Мировая бессмыслица и мировой смысл

I. Бессмыслица существования

II. Жизненная суета и требование смысла

III. Спор о жизненном пути

IV. Мировой смысл

V. Горизонтальная линия жизни и ее оправдание

VI. Вертикальная линия жизни и ее оправдание

VII. Оправдание страдания

ГЛАВА II. Теодицея

I. Антиномия единого и другого как общий корень сомнений в смысле мира. Противоречия дуалистического и монистического миропонимания

II. Антиномия всеединого и другого перед судом христианского сознания. Всеединство и временное бытие

III. Противоречие в мысли о мировой эволюции и путь к его решению

IV. Вопрос о зле. Свобода твари и идея вселенского дружества

V. Свобода твари и зло с точки зрения христианской теодицеи

VI. Свобода твари и ад

ГЛАВА III. София

I. Мир и замысел Божий о мире. Против гностического понимания Софии

II. Божественная идея и свобода твари

III. Мир как относительное небытие: его положительные и отрицательные потенции

IV. Радуга как разрешение антиномии временного и вечного

V. Творческий акт Бога в ценности и творчество человеческой свободы во времени

ГЛАВА IV. Откровение Божьего дня

I. Явление Софии в творении. Свет

II. Всеединство в строении космоса

III. День и ночь. Мир растительный и животный

IV. День и ночь в человеке

V. День Божий и явление Триединства

ГЛАВА V. Грех и искупление

I. Религиозные сомнения, исходящие из интуиции всеобщности зла. Христианское учение о грехопадении

II. Первородный грех, смерть и греховная жизнь

III. Первородный грех и человеческая свобода. Христос и Адам

IV. Учение о Христе как ключ к разрешению вопроса о человеческой свободе

ГЛАВА VI. Религиозный смысл человеческой мысли

I. Человеческая мысль и откровение

II. Смертное и бессмертное с человеческой мысли

III. Онтологические препятствия к Богопознанию и их преодоление

IV. Критерий апостола Иоанна

V. Откровение и суд испытующей мысли

ГЛАВА VII. Всемирная катастрофа и всемирный смысл

I. Вопрос о смысле жизни и катастрофа современной культуры

II. Современный патриотизм и его искушение

III. Крушение мирского порядка и его положительный смысл

IV. Катастрофические эпохи и «последние дни»

V. Конец — разрушение и конец — цель

VI. Смысл мира и относительные ценности культуры

VII. Фаталистическое и христианское понимание конца

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

59

60

Смысл жизни

Предисловие

Внешним поводом настоящего труда являются мучительные переживания мировой бессмыслицы, достигшие в наши дни необычайного напряжения. Когда была написана его первая глава, катастрофа, ныне постигшаа Россию, только надвигалась и была мучительным предчувствием. Слышались отдаленные раскаты грома приближающейся грозы; но оставалась надежда, что она минует, и все еще казалось целым. Потом труд был прерван в самом его начале революционной бурей. Он возобновился под гром пушек московского октябрьского расстрела 1917 года. Теперь, когда он кончен, Россия лежит в развалинах; она стала очагом мирового пожара, угрожающего гибелью всемирной культуре.

Потребность ответить на вопрос о смысле жизни в такие эпохи чувствуется сильнее, чем когда‑либо. Да и самый ответ при этих условиях приобретает ту выпуклость и рельефность, которая возможна только в дни определенного, резкого выявления мировых противоположностей. Где — глубочайшая скорбь, там и высшая духовная радость. Чем мучительнее ощущение царствующей кругом бессмыслицы, тем ярче и прекраснее видение того безусловного смысла, который составляет разрешение мировой трагедии.

Едва ли нужно к этому прибавлять, что современные события и переживания, о которых идет здесь речь, по отношению к основному замыслу настоящего труда играют роль только внешнего повода. В общем, этот труд — выражение всего миросозерцания автора — представляет собою плод всей его жизни. Текущими событиями обусловливается не его содержание, а та особая конкретная форма, в которую облеклись некоторые его главы. В общем же, настоящая книга продолжает ход мыслей, который уже раньше развивался в ряде трудов, в частности, — в моем «Миросозерцании B. C. Соловьева» (1913) и в «Метафизических предположениях познания» (1917). Да и все прочие труды, мною доселе изданные, частью выражают собою то же миросозерцание, частью же представляют собою подготовительные этюды к этой же книге, где основные начала этого миросозерцания выражены полнее и определеннее, чем в более ранних моих сочинениях. Также и последущие мои религиозно–философские труды, если Бог даст мне дожить до их осуществления, могут быть лишь дальнейшим развитием высказанных здесь основоположных мыслей о смысле жизни.

Москва, 15 (28) июня 1918 года. Кн. Евгений Трубецкой

Введение.

I. Вопрос о смысле вообще, и вопрос о смысле жизни

Попытке ответить на вопрос о смысле жизни должна предшествовать ясная и точная его постановка. Мы должны прежде всего сказать, что мы разумеем под тем «смыслом», о котором мы спрашиваем.

Спрашивать о смысле — значит задаваться вопросом о безусловном значении чего‑либо, т. е. о таком значении, которое не зависит от чьего‑либо субъективного усмотрения, от произвола какой‑либо индивидуальной мысли. — Спрашиваем ли мы о смысле какого‑либо непонятного нам слова, о смысле какого‑либо нашего переживания или целой нашей жизни, вопрос всегда ставится о всеобщем и безусловном значении чего‑либо: речь идет не о том, что значит данное слово или переживание для меня или для кого‑либо другого, а о том, что оно должно значить для всех.

Так, понимаемый «с–мысл» есть логически необходимое предположение и искомое всякой мысли. Основное задание логической мысли заключается в том, чтобы не быть только субъективным переживанием. Поэтому всякая логическая мысль стремится утвердиться в чем‑то безусловном и всеобщем, что носит название истины или смысла. Мысль же только субъективная, которая не достигает цели этого стремления, мысль, неспособная стать общезначимою, отбрасывается всяким логически мыслящим как бессмысленная. Иначе говоря, «смысл» есть общезначимое мысленное содержание или, что то же, общезначимая мысль, которая составляет обязательное для всякой мысли искомое.

Нетрудно убедиться, что так понимаемый «смысл» представляет собою логически необходимое предположение не только всякой мысли, но и всякого сознания. Co–знать именно и значит — осмыслить, т. е. отнести сознаваемое к какому‑нибудь объективному, общезначимому смыслу. Пока я только переживаю те или другие ощущения, впечатления, эмоции, — я еще не со–знаю; сознаю я только с того момента, когда мысль моя, возвышаясь над воспринимаемым, относит его к какому‑либо общезначимому мысленному содержанию, утверждаемому как «смысл».